История бисероплетения. Часть 2.

Разные страны принимали бисер по-разному. Поскольку мастерство выделки бисера требовало большой тонкости и умения, оно не привилось в странах, которые лучше умели ценить тяжёлый острый меч и отвагу. Качественный красивый бисер приходил туда откуда-то извне. Секреты его производства постигнуты были не в Германии и Галлии, а в более чуткой и артистически развитой Византии. Наследница восточной части Римской империи впитала и переосмыслила мастерство и достижения народов Средиземноморья, древнюю мудрость Востока, оказала культурное и духовное влияние на развитие всей европейской цивилизации и многих соседних народов. 

Считается, что в Византию рецепт производства бисера пришёл от эллинов, а уж оттуда – в ещё молодую Венецию. Венеция – родина многих великих художников и скульпторов, тонких ценителей красоты – восприняла появление нового искусства очень тепло и даже восторженно! Здесь стеклянное художество поселилось на целые столетия, не зная соперников! Венецианский бисер, эти «piccoli lavori di vetro», наводнил собою весь мир, принося колоссальные богатства Венецианской республике. 
В 1000-ом году в Венеции уже размещались развитые стеклянные заводы. Мозаики собора Св. Марка, который начал сооружаться приблизительно в это время, указывают на существование очень развитого стеклянного дела. Сохранился указ от 1221 года высшего руководящего органа Венеции – Совета – о перенесении всех стеклянных мастерских из самого города Венеции на близлежащий остров Мурано. Мера эта вызвана была соображениями пожарной безопасности; одним лишь бисерщикам разрешалось пока остаться в самой Венеции, но с некоторыми предосторожностями: они должны были селиться на определенном расстоянии друг от друга. 
Корпорация стекольщиков разделялась по специальностям. Мастера «Yerixelli» делали бусы, бисер и другие мелкие вещи: стеклянные пуговицы или заглавные буквицы, которые назначались под раскраску. 
Кстати, подделка драгоценных камней, столь распространённая в Германии, многими указами венецианского правительства строго преследовалась. В Венеции умели ценить подлинно прекрасное! Позднее мастера-бисерщики специализировались по выделке того или иного сорта бисера. В мастерских Мурано сложилась со временем своя классификация этих сортов. Выше было упомянуто о знаменитых «Millefiori» – подражании Александрийским пёстрым бусам; ещё в перечне бисерного производства значились: «Arte del margaritaio» – массивные плотные бусы и бисер; «Lavori minuti a ferraza» – мелкий бисер: «Lavori grossi a spiedo» – крупный бисер; «Arte del perlaio» – дутые бусы и бисер, и ещё многое другое. 
Ох уж эти люди – им всё нужно назвать, поделить на виды и классифицировать! Куда более красивыми были Сказочные названия бисера, потому что произносились они не словами, а образами. Если с Вами заговорит какой-нибудь гном, Вы не услышите звуков, но зато ярко представите себе – что за бисер имеет в виду Ваш подсказчик! 

Изделия Мурано заняли значительное место в торговле Венеции, принося громадные доходы. В отличие от гномов, венецианцы выменивали на востоке за свой бисер пряности, ткани, золото. Даже в недоступные недра африканских пустынь проникал венецианский бисер, он использовался у туземцев в качестве монет. С момента, когда корысть стала брать верх над стремлением к красоте, началось падение великого мастерства! Нам, из сказочного мира, это было добре видно! 
Венеция ревниво оберегала секреты стеклянного производства. С 1275 года под угрозой конфискации (изъятия всего имущества!) запрещался вывоз из Венеции стекла незаконченной обработки, сырых материалов, входящих в состав стекла, и даже разбитой стеклянной посуды, чтобы не давать возможности анализировать ее состав. Имена искусных мастеров-стекольщиков становятся знаменитыми и славными и доходят даже до наших дней. В первой половине ХІІІ века славились мастера Матео и Николо – большие друзья одного моего знакомого пра-пра-гнома. В 1490 году Сенат ставит стеклянное производство под особую охрану Совета Десяти. Делается всё возможное, чтобы удержать в Венеции мастеров, не допустить их выезда в чужие края. Им даются привиллегии совершенно исключительные в строго-аристократической Венеции: в 1376 году Сенат издаёт указ, согласно которому патрицию разрешается жениться на дочери стекольщика, и дети его признаются благородными патрициями. 
Конечно, венецианцы заботились о своих доходах, однако феи тех времён очень сокрушались, видя подобное отношение, идущее от человеческой жадности. Ведь, скрывая секреты изготовления стекла и бисера от других государств, венецианцы тем самым замыкали бисерное дело в клетку своей республики, лишая его развития, прилива новых творческих сил! Во многом именно жадность стала причиной заката Венеции, как законодательницы искусств, в том числе –бисерного. 

Громадные выгоды, которые получала Венеция благодаря стекольному производству, были постоянным предметом зависти соседних государств, и вокруг Мурано плелись всевозможные интриги иностранных агентов для подкупа стекольщиков, для шпионажа за их работой и для изучения сырого материала. Когда Людовику XIV удалось сманить нескольких мастеров во Францию, Венецианский посланник в Париже получил от своих шпионов список этих мастеров и переслал его сенату. Сенат приравнял поступок мастеров к государственной измене и издал такой указ: «Если какой-либо ремесленник или художник перенесет своё искусство в чужую страну к невыгоде республики – ему посылают приказ вернуться. Если он не повинуется – заключают в тюрьму его родных и близких. Если и тогда не последует возвращения – посылают убийц предать его смерти; и лишь тогда его родные получают свободу, когда уже нет его в числе живых». 
После этого феи и гномы окончательно раздружились с венецианскими гражданами. 

Сын знаменитого бисерного мастера Николо, смелый мореходец Марко Поло, понял, какой громадный успех могут иметь стеклянные бусы и бисер в меновой торговле с туземцами тропических стран. Он красочно описал это в своих рассказах. Конечно, туземцам цветной искристый бисер и бусины казались настоящим чудом! 

Открытие Америки весьма способствовало расцвету бисерного дела, ибо туземцы Америки оказались самыми ярыми поклонниками бисера и бус. Никогда производство не испытывало такого подъёма, как в конце ХV и начале ХVI веков. Не следует, конечно, думать, что только туземцы были почитателями венецианских бисерщиков. Громадный сбыт был и в Европе. На ярмарках и торговых рядах всех европейских государств Венецианский бисер занимал почётное место и быстро раскупался. Проходили даже специально-бисерные ярмарки. Есть документальные свидетельства, что в городе Нюренберге находился постоянный склад венецианского бисера, и, разумеется, пример этого города не был единичным. 
Нечего и говорить, как широко развит был вкус ко всякого рода художественным изделиям из бисера в самой Италии. В Художественно-промышленном музее Гамбурга сохраняется фрагмент настоящего итальянского костюма времён Возрождения: мелким чёрным бисером вышит прекрасный орнамент из птиц и животных, которые ютятся в завитках фантастических растений, с причудливыми листьями и цветами. Картины итальянских художников того времени донесли до нас всё разнообразие бисерных украшений дамского костюма: бисерное ожерелье, бисерный убор в волосах, всевозможные подвески и пронизки, которыми декорируется иногда и фон картины. 
Художественный вкус к бисерным украшениям держался очень долго, даже когда звезда Венеции уже стала бледнеть. Он проник во все слои общества, его можно было встретить как в народной одежде, костюме провинций, так и в наряде придворной знати. Некоторые бисерные уборы были приурочены даже к определённым случаям. Путешественник Кейслер, посетивший Италию в первой половине ХVIII века, рассказывал, что генуэзские девушки являлись на погребальные торжества в головных уборах, низанных из чёрного шлифованного бисера разных сортов и форм. Классификация этих сортов, установленная в мастерских Мурано, соблюдалась не строго, и в изделиях, особенно ожерельях и чётках, бисер и бусины постоянно смешивались даже с настоящими драгоценными камнями. 
Если Вам интересно, как выглядела венецианская бисерная мастерская, можете при случае заглянуть в Копенгагенскую картинную галерею. Там, на картине художника Ван-Лоо, изображена группа мастеров-бисерщиков за работой: одни заняты резкой стеклянных трубок, из которых получается бисер, а другие, очень распространённым тогда способом, шлифуют бисер в тигле. 
Можно сказать, что до конца ХVII века венецианский бисер царствует безраздельно. Все бисерные изделия, которые хранятся в Европейских Музеях со времён Возрождения, сделаны из этого бисера, или, по крайней мере, из итальянского. Некоторая конкуренция со стороны других итальянских городов начинает возникать на исходе ХVII века. Затем, постепенно, и по ту сторону Альп возникают то там, то здесь мастерские, основанные бежавшими из Венеции мастерами, или их учениками; или даже людьми, путём подкупа и шпионажа перенявшими секреты производства. 
Предчувствуя всё это, гномы и берегли свои древние секреты в недрах сказочных гор! Мы, феи, не умеем скрывать и прятать, нам это непонятно, поэтому я задала вопрос о людях и волшебном бисере одному моему знакомому гному. Он вздохнул и ответил: «Нет повести печальнее на свете, чем повесть о человеческой жадности. Заболевшие этой болезнью даже самое прекрасное умудряются обратить во вред как себе, так и другим». 

В 1649 г. некий Джиованни Менардо начал бисерное дело в городе Ампеццо; во Флоренции поселился в 1754 г. Антонио Вистози. Император Леопольд I вызвал в Вену мастера Пьетро-де-Веторе. Мы уже знаем, что в Венеции действовали драконовские законы, направленные против выселения мастеров, к какому бы цеху стеклянного дела они ни принадлежали, и республика не остановилась перед такой мерой, как посылка вслед за бежавшими наёмных убийц. И Веторе, и Вистози – оба окончили жизнь от удара таинственной руки, направленной из покинутого ими отечества. Но раз начавшаяся конкуренция неудержимо развивалась и спрос на венецианский бисер начинал постепенно уменьшаться: хотя там, в центре производства, делались всевозможные попытки превзойти конкурентов. Так, в конце ХVШ века братья Бертолини и Витторе Местре усовершенствовали новую манеру украшать стеклянную массу металлическими продержками. В ту же эпоху мастерские Мурано изготавливают множество фальшивого жемчуга по французскому образцу, так называемый «Perle false» или «Perle da Murano» – стеклянные бусинки, которые покрывали перламутром, добытым из чешуи рыбки-верховодки. Это изобретение оказалось особенно пагубно для бисера: оно совершенно поглотило собой бисерное производство, которое падало всё ниже и ниже, и качественно, и количественно. Как сказал мне всё тот же гном-знакомый: «Камни начинают подделывать тогда, когда всё остальное уже давно фальшивое!». 

Характерную черту отношений Венецианского правительства ХVIII века и мастеров-стекольщиков отметил в своих мемурарах Казанова: он рассказывает, что небезопасно было задержаться ночью на Мурано. Грабежи и даже убийства, чинимые обитателями этой колонии стекольщиков, оставались всегда безнаказанными, так как правительство боялось раздражать нужный ему цех. 
Вот такая грустная история произошла с Венецией – от самых преданных и искренних ценителей бисера – до обыкновенных жадин и даже убийц! 
А знаете ли Вы, что в сказочном мире жадность всего лишь неопасная болезнь, типа Вашей простуды: её легко излечить, искренне подарив её никому! А тот, кто стремится получить от искусства лишь прибыль, всегда становится просто ремесленником? и высота вдохновения рано или поздно становится ему недоступной… 
Настоящее искусство само по себе открыто? и единственное его побуждение – нести в мир свет прекрасного, делиться радостью! Уж кто-кто, а феи это знают! 

Обстановка секретности в бисерном производстве сохранялась вплоть до 1704 г., когда была наконец издана книга образцов, один экземпляр которой хранится в Британском музее. Многие гномы вздохнули с облегчением. 
Между тем спрос на венецианский бисер падал. Венецианцы пошли по пути улучшения качества своей продукции. Иногда, благодаря всплескам общеевропейской моды на бисерные работы (например, в XIX в.), венецианское производство опять поднималось на большую высоту, но прежнего исключительного мирового господства оно себе не вернуло. 
Возникали всё новые и новые мастерские. И хотя венецианский бисер по-прежнему считался лучшим, но, к примеру, датский выполнялся так тщательно и так искусно, что практически не отличался от венецианского. Своё место под солнцем быстро завоевали голландский и французский бисер. 
Но самая опасная соперница Венеции выросла в Германии. 

Многие страны почувствовали огромный творческий и коммерческий потенциал маленьких радужных бусинок и старались привить культуру создания бисера у себя. Среди таких стран одной из первых была Германия. 
Ещё в последние годы существования курфюрстшества (от немецкого «кур» – выбор, избрание и «фюрст» – князь. Способ правления в Священной Римской империи, её западной части. Курфюрсты – крупнейшие князья – избирали Императора. Одним из курфюрстов был король Чехии) в немецком городе Кёльне упоминаются приезжие из Венеции мастера, которые делали бусы; в Нюренберге, в начале XVII века, указывается один мастер, занятый выделкой бисера. Единичные, случайные работники бывали, конечно, и в других городах, но производство в течение долгого времени оставалось совсем незначительным. К концу XVII века, применяя довольно примитивные приёмы выработки, начинается фабричное производство бисера и бус в области Фихтель-Гебирге, где изготавливают массивные, тяжёлые сорта. Экспорт шёл главным образом в Россию, Азию и Африку; между прочим, здесь делали специально для Занзибара так называемые «Puaben-Ei-perlen» – бусы величиной с голубиное яйцо. 
В начале ХVIII века возникают бисерное дело и выделка лёгких дутых бус в Тюрингии. К ХХ веку этот промысел превратился в изготовление ёлочных украшений из стекла. 

Стеклянное производство издавна существовало и в Богемии (нынешняя Чехия). Технология изготовления стекла, по версии учёных (мы-то уже знаем, откуда на самом деле возникли эти секреты!), была заимствована из соседних государств, но его исключительная прозрачность, чистота и прочность принесли чешским мастерам славу, которая сохранилась и до наших дней. Чехи создали технологию изготовления тугоплавкого стекла, в котором вместо соды использовали древесный пепел (поташ). Этот материал придавал стеклу тугоплавкость и великолепные оптические свойства. Но из-за высокой температуры плавления стекло не поддавалось обработке в нагретом состоянии. Однако его можно было подвергать огранке, усиливающей игру света в изделии. Помимо толстостенных стеклянных сосудов с глубокой огранкой, гранились также бусины и бисер. В конце XVII – начале ХVIII столетия чешское стекло имело большую популярность не только в Европе, но и в далёких заморских странах. 
С начала ХVIII века здесь стали делать бисер, отчасти подражая венецианскому. Наряду с мелким бисером богемские фабриканты делали и стеклярус, и бусы, и искусственные драгоценные камни для вышивания. 
В отличие от округлого венецианского бисера, богемский в большинстве своём был коротко нарезанным, гранёным. Сверху или изнутри его покрывали цветными эмалями, которые придавали бисеру блеск. 
Во второй половине XIX столетия богемский бисер начинают производить машинным способом, он становится более дешёвым, чем венецианский, и пользуется большим спросом, проникая во все части света, наводняя рынки бисерным товаром. Но и Богемии не суждено было стать единой владычицей всемирного бисерного рынка, как некогда была Венеция. Новые конкуренты появились во Франции в области Юры. 

Скажу по секрету, что Чехия – прародина очень многих выдающихся, добрых и трудолюбивых гномов! Конечно же, их соседям-чехам не было нужды копировать старые венецианские секреты бисерного дела – они делали это лишь поначалу. А впоследствии гномы стали советовать людям – как из материалов, которые в своём первоначальном состоянии обыденны и просты, воссоздать частичку Сказки. До сих пор многие чешские стекольных дел мастера создают непревзойдённые по радости и чистоте сверкания бисер и бусины! 

Наибольшего расцвета производство бисера в Европе достигло в первой четверти XIX в., когда благодаря конкуренции между Венецией и Богемией рынок наполнился бисером разнообразнейших форм, цветов, размеров (от 0,5 до 5 мм), прозрачности и богатейшего подбора тонов. Это дало возможность этой эпохе далеко превзойти все предыдущие в искусстве создания работ из бисера. 
Кроме того, общий тон жизни в Европе после громадных потрясений Великой французской революции и Наполеоновских войн тяготел к отдыху и покою. Под влиянием политической ситуации того времени общественная деятельность уходит в глубину уютного семейного быта. Недавний воин превращается в помещика, наступает золотой век усадебной культуры. В деревенской тиши, где дни идут плавно и неторопливо, много оставалось свободного времени для тонкого и терпеливого художества, каким являлись очаровательные бисерные работы. Фантастический мир этих миниатюрных бисерных мозаик давал желанный простор романтическому настроению и едва сознаваемым томлениям по какой-то необычно яркой и насыщенной жизни. И рукодельница того времени с легендарным терпением проводила часы за воссозданием своего бисерного мира. Многие из этих замечательных мастериц оставили нам свои чудесные работы, полные разнообразия и вдохновения. 
Можно сказать, что бисер «пронизывал» все слои европейского общества – от королев и принцесс до крестьянок. В Баварии женщины из народа носили чепцы, сплошь зашитые бисером и стеклярусом. Местная мода требовала в Аугсбурге, чтобы невеста и её подруги являлись в головных уборах из чёрного бисера и стекляруса не в знак траура, как это делали генуэзки, а просто из подражания тогдашней моде. 
Хотя бисер сам по себе один из прочнейших материалов, почти не чувствительный к влияниям времени, но ветшает материя, на которой сделана вышивка, нитка, на которой держится вязанье. В таких случаях много старых бисерных работ уничтожалось самими владельцами. Бисер можно было спороть и употребить на новые вещи, его также охотно покупали для переработки в эмалевые краски, которые делались из бисерного стекла. Поэтому бисерных работ осталось намного меньше, чем можно было ожидать по их громадному распространению. 
К наиболее интересным из сохранившихся работ относятся: 
корсаж курфюрстины Саксонской Магдалены-Сивиллы, роскошно вышитый разными сортами венецианского бисера, сделанный во второй половине XVII века; бисерные книжные переплёты этого же времени; 
сплошь покрытые бисерной вышивкой коробочки и ящички для туалета, той же эпохи, в музеях Франкфурта и Зальцбурга; 
несколько прелестных бисерных кошельков, к сожалению, уже попорченных временем, с фигурами в костюмах времен Людовика XIV; 
зелёную пелену, роскошно отделанную вышивкой из разных сортов бисера и впоследствии перекроенную на платье для Младенца-Христа; 
удивительный по технике выполнения бисерный коврик из мелкого венецианского бисера эпохи рококо: на белом фоне букет цветов в обрамлении золотисто-жёлтых завитков рококо с мелкими цветочками. В технике этой работы интересно отметить, что часть вышивки исполнена прозрачным бисером, а для придания большей интенсивности тону эти части подложены цветным шёлком, чем и достигается прекрасная игра цветов; 
в гостиной замка "Favorite" близ Раштата в Бадене прекрасно сохранилось полное бисерное убранство комнаты XVШ века: восемь больших бисерных гобеленов, почти не тронутых временем, и два "Dessus-de-porte", вышитые в стиле Людовика XIV. Они считаются рукоделием одной из маркграфинь Баденских. 

Таких работ сохранилось до наших дней куда меньше, чем можно было надеяться. Очевидно, из-за высокомерного отношения со стороны искусствоведов художественно-промышленные музеи Европы несколько пренебрегали коллекционированием бисерных шедевров. Этот пробел лишь отчасти возмещается тем, что сохранилось в семьях и на руках у частных лиц. 

Со второй половины XIX в. производство бисера постепенно уменьшается в связи с упадком различных рукоделий, которые были очень популярны во многих странах мира на протяжении многих столетий. Сказочные существа с печалью смотрели на то, как бисер становится грубым, совсем исчезают бусинки мелких размеров, беднеют краски и оттенки… У людей Европы появляются новые увлечения и игрушки… 

Если мы бросим взгляд на страны внеевропейские, то найдём бисерные работы и у туземцев Америки, и Африки, и Океании. Чествовали бисер и народы майя, и ацтеки, и инки. Племена Дакота, Сиу, Виннебаго и другие американские индейцы до сих пор отделывают любое парадное одеяние бисерной вышивкой. Их орнамент – или геометрический, или сильно стилизованные изображения растений; и всегда в превосходном красочном сочетании. Отдельного рассказа достойны бисерные достижения народов Азии: Китая, Индии, Японии… 
В Африке, в жаркой зоне, где почти нет одежды, например в Камеруне, у племён Замбези и Зулу, украшается бисером священная и обрядовая утварь: магические сосуды знахарей и лекарей, головные уборы для танцев, волшебные жезлы, фантастические троны на слоновьих ногах… В рабовладельческие времена в Африке можно было за несколько связок бисера купить раба. Очень интересны и хороши по тонам бисерные работы островитян Тихого Океана. Труды рукодельниц с островов Борнео, Суматры и Филиппин стали украшением многих европейских коллекций. Все их работы сделаны из крупного привозного бисера, Венецианского или Богемского. 
Однако в этих странах к бисеру подходили совсем с другим чувством, нежели в Европе. Здесь бисероплетение – занятие скорее духовное, полное бескорыстия, так как в большинстве своём бисерная вышивка предназначалась высшим духам или богам. Поэтому в этих простых незамысловатых работах сохранилось куда больше чистоты и величия, чем в самых вычурных работах Италии, Франции, Германии и других европейских стран.

(по материалам энциклопедии, сайта)

Tags: ,

Один комментарий на “История бисероплетения. Часть 2.

  1. Большой расцвет увлечения бисером мир испытал в конце 19-начале 20 веков. Из бисера изготавливали дамские сумочки, бумажники, чехлы для чубуков, подстаканники.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.